4-5 традиция «Каждая группа должна быть вполне самостоятельной, кроме тех случаев, когда дело касается других групп или АП в целом»

0
86

Добрый день всем. Я Кира, переедающая, зависимая.
Я воспользуюсь своей возможностью начать спикерскую с зачитывания, мне так будет легче включиться в ситуацию, в то, что происходит.
«Каждая группа должна быть вполне самостоятельной, кроме тех случаев, когда дело касается других групп или АП в целом»
Когда речь идет о традициях, что касается меня, то они мне зашли очень тяжело, то есть с большим таким трудом. Вот как-то шаги зашли на ура, мне всегда нравилось делать шаги, заниматься ими. У меня были очень редкие периоды, когда я не находилась в шагах. А традиции – с трудом, с каким-то напрягом серьезным. Мне почему-то казалось, что здесь куча какого-то официоза. В АО или в АП, или в каких–то других параллельных сообществах, неважно, когда речь заходила о традициях, мне казалось, что я ничего не знаю, не понимаю и, вообще, никак. То есть, все, я ничего не знаю.
Однажды мне выпала возможность пройти группу по традициям, я ходила туда довольно регулярно. Это было здесь, в Израиле на иврите, очень приятная была группа. И вдруг я поймала себя на мысли, когда я сидела и очень внимательно слушала спикера (спикерские были минут по двадцать, а потом каждый высказывался), что люди говорят о таких жизненных вещах, о самой жизни, как-бы. Мне вот в третьем лице говорили: «Наша группа – т.д и т.п., наше сообщество т.д. и т.п. и еще куча каких-то терминов, которые мне вообще непонятны, какие-то структуры и т.д. и т.п.». То есть, я сидела и ничего не понимала, а тут вдруг человек говорит о самой жизни. «У меня это вот так, а это вот этак, а в применении к моей семье это вот так, а в моей жизни, это, вообще, вот так.» И тогда у меня получилось посмотреть на это с более другой жизненной стороны. Последние пару лет, что поддерживает мое выздоровление и духовное, и выздоровление в тарелке, нет, наверное, не пару, где-то полтора последних года мне помогают традиции. До этого у меня был очень сильный откат, прям вообще, хотя в программе я достаточно давно.
Все, что я делаю здесь, я должна применять в своей семье, у себя на работе, в отношениях с друзьями, в отношениях с семьей, где угодно. Любой аспект жизни, который я не возьму, везде есть применение и шагам, и традициям, как оказалось. Очень, очень, очень.
Как-то меня приглашали спикерить относительно давно, все делю теперь на до эпидемии и во время. То есть до эпидемии, когда у нас были прекрасные большие группы, можно было приехать, там было много народу, все обнимались, было классно, и я спикерила, по-моему, по восьмой традиции. У меня получилось как-то прочувствовать это изнутри и говорить только о себе, говорить о своей, Кириной жизни, не только в программе, а в жизни.
Возвращаясь к четвертой традиции, где каждая группа должна быть самостоятельной, я могу использовать, видеть и говорить только о своем собственном опыте, о своей домашней группе, в которой я состояла, в которой у меня был опыт служения, как положительный, так и отрицательный, потому что любой опыт- это опыт. Где я нормально служила, и все было прекрасно, нормально передавала служение. У меня были ситуации, когда случались, как мне казалось, жуткие совершенно вещи, я уходила, и это казалось, не знаю, как объяснить, какого-то моего личного участия, какой-то моей связи с Высшей Силой. Мне было очень сложно разделять эти вещи. То есть моя домашняя группа и что-то такое большее, и как, вообще, тут взаимодействовать в этой ситуации.
Вся вот эта традиция – об автономии. Я немного сталкивалась в своих служениях или, вообще, в каких-то взаимодействиях с людьми, когда происходили какие-то моменты, когда это касалось других групп или в целом организации. Однажды я была, не знаю, как это на русском звучит, таким посыльным, я ездила на собрании национального комитета и привозила информацию в группу, где нужно было ее передать. Потом дальше шли какие-то обсуждения, еще что-то, иногда эти обсуждения были такими эмоциональными, люди спорили, не всегда все нравилось. И я помню, что я жутко боялась, и мне было очень трудно. Мне почему-то казалось, что я ответственна за эту информацию, которую я доношу сверху, как бы иерархически. Я за нее ответственна, мне надо ее правильно передать, и, как бы, все должны принять. А люди начинали орать, им это не нравится, то- не то, это не это. Я понимала, что я слишком вовлечена в эту ситуацию, я не до конца понимала тогда вот эту самостоятельность моей домашней группы, что она имеет право высказать свое мнение как угодно, если это в рамках. Они могут быть несогласными, с любыми эмоциями, и то, что я чувствую по этому поводу, говорит только о том, что я эмоционально вовлечена, и, как это сказать, не служу сейчас. Вот не служу! Опять хочу быть хорошей девочкой, которая правильно приносит информацию, все супер-пупер делает и во всем, она значит молодец, и все такое.
Вот такое понимание по поводу самостоятельности групп было у меня, когда я делала какое-нибудь маленькое дело, а не какие-то глобальные вещи. Я поняла, что я могу приносить пользу, когда я делаю какое-нибудь маленькое дело в рамках одной какой-то группы. И тогда у меня появляются, восстанавливаются какие-то достаточно интимные связи с людьми, я знаю людей довольно близко, и эта группа становится для меня домом, что ли. Я бы так сказала. Наверное, появляется ощущение дома.
Я сегодня очень внимательно читала четвертую традицию в нашей красной книжке, и я не смогла прочувствовать, что ли, не смогла подключиться к тому, что написано. Я много раз ее читала и каждый раз испытывала примерно одинаковые ощущения. Мне как-то сложно, официальный какой-то, серьезный язык, и я не смогла. Или, возможно, у меня недостаточно опыта переживания, проживания. Вот этого момента.
Если я перевожу четвертую традицию, допустим, в семейную жизнь, на наше функционирование, как семьи, что тоже имеет место быть, то здесь я вижу какое-то взаимодействие с обществом. Мы достаточно самостоятельная единица в плане самофинансирования, принесения какой-то пользы друг для друга.
Наше взаимодействие с обществом — это следование каким-то законам, мы ведем себя, как законопослушные граждане, по крайней мере, в выздоровлении то, что со мной происходит. И наше взаимодействие идет в каком-то позитивном ключе, когда мы можем воспользоваться теми возможностями, которое предоставляет общество, и можем приносить какую-то свою пользу в этом взаимодействии. Но при этом мы самостоятельная какая-то единица.
Вот эти общие моменты я смогла вынести из нахождения, так, наверное, можно сказать, из присутствия, из выздоровления через какие-то свои домашние группы.
Я бы сказала, что четвертая традиция – это какая-то граница, которая охраняет.
Пятая традиция мне нравится гораздо больше, потому что, как мне кажется, это источник какого-то духовно важного посыла, донести наши идеи до тех переедающих, которые все еще страдают. Каждый раз, когда я высказываюсь, веду группу, делаю какое-то другое служение, если я об этом помню, просто об одной вот этой традиции, пусть даже вытащенной немножко из контекста, то пазл моего поведения очень быстро складывается, и мне намного легче не вести себя под влиянием каких-то дефектов, эгоцентризма, контроля, еще чего-то. У меня есть свой набор каких-то превалирующих вещей.
Как помнить о Высшей Силе? Я вот помню о Высшей Силе, и день у меня как-то по-другому идет, и другие какие-то энергии, и все хорошо, и все хорошо складывается, все так спокойно.
Так вот и здесь. Если я, допустим, что-то говорю или делаю какое-то действие, то как это мое действие может проявиться для новичка или какую позитивную информацию, какую суть несут мои слова или какие-то мои действия.
Мне еще нравится, ну что значит нравится? Мне кажется, что пятая традиция работает, когда, допустим, в группе мы сталкиваемся с какой-то проблемой, идут разногласия, а потом вдруг мы начинаем это обсуждать, не перебивая друг друга, используя возможность высказывания одного человека, друг к другу прислушиваемся. У меня, допустим, вначале обсуждения был внутренний протест или несогласие, или еще что-то, и, вдруг, это как-то рассеивается, магия какая-то происходит, и мы начинаем обсуждать проблемы и, вдруг, появляется общее решение.
По- моему, это весть, я вижу работу, именно работу пятой традиции в моей жизни, в жизни моей группы, может быть, в жизни сообщества, я не знаю.
В самом тексте мне безумно понравилось, я сейчас процитирую, тут идет перечисление очень важных вещей, которые являются принципами 12-ти шагов, традиций. Такие важные, супер важные вещи, как честность, надежда, вера, мужество, прямота, желание, смирение, самодисциплина, любовь, настойчивость, духовное сознание, служение, единство, доверие, открытость, ответственность, радость, товарищество.
Это принципы 12-ти шагов и 12-ти традиций. Эти принципы должны быть основой каждой встречи в АП.
И мне бы, конечно, хорошо бы этот текст, именно текст на 124 странице, базовый текст части традиций распечатать крупным шрифтом и где-нибудь повесить, и, все время, это видеть, потому что я часто не помню вообще, что есть НАДЕЖДА, о том, что ВЕРА меня спасает и вытаскивает из многих ситуаций, что часто мне нужно МУЖЕСТВО, чтобы начать день с утра. Мне нужно мужество. У меня проблемы с ЧЕСТНОСТЬЮ, мне все время хочется скруглить, сгладить углы. Мне не хватает САМОДИСЦИПЛИНЫ, очень много на себя беру, не справляюсь потом, срываюсь, еще что-нибудь происходит. Помнить о ЛЮБВИ, помнить о НАСТОЙЧИВОСТИ.
Еще один маленький момент перед тем, как я закончу. Как пятая традиция сработала в первый раз в моей жизни лет восемь или девять назад, когда я первый раз попала на живую группу здесь в Израиле. Группы еще не было, женщина, которая меня там встретила, сидела со мной полчаса, рассказывала мне как, что, и потом я узнала, что в каждой группе есть такой человек, есть такое служение по сопровождению новичков. Я случайно зашла раньше, обычно это происходит в конце группы, в течение группы люди поднимают руку и говорят, что они первый раз, или, например, у меня третья встреча, то с ним остаются и разговаривают. А я получила такое личное внимание, полчаса, она мне рассказала, она мне рассказала очень много, она мне рассказала немножко про себя, рассказала то, что можно сказать новичку, чтобы он не офигел и не убежал. Потом она мне рассказала в конце, что это вот такое служение для встречи новичков и помощи.
Когда я уже пришла на следующую группу, я уже знала эту женщину, я помахала ей рукой, она мне улыбнулась, и уже установился хоть какой-то контакт. И я помню, что у меня было это служение. Первое служение, которое я взяла, это было оставаться после группы, разговаривать с новичками, помогать им как-то войти и так далее. Я думаю, что это офигенская вещь, и это одна из сутей пятой традиции о несении вести.
Что, если не это? Человеку объяснить, как—бы расслабить. Я вот пришла такая вся испуганная, в ужасном состоянии, намного килограмм больше и с направлением, вообще, от эндокринолога. Эндокринолог направил меня, у меня диабет 1-го типа, который был в жутко запущенном состоянии, больные почки уже были и так далее.
Где я сейчас? И что было тогда? Такая же разница, как разница между жизнью и смертью. Весть была донесена.
Наверное, все. Спасибо.