Спикерская Натальи- опыт 4 шага в Анонимных переедающих. Работа со злостью и обидами.

0
87

Меня зовут Наталья, я переедающая. У меня такое длинное спикерское первый раз. Я готовилась, нервничаю, и сейчас вот думаю рассказать о себе. И я решила прочитать, я писала спонсору, было такое задание – как развивалась моя зависимость от еды. Задание было – убедить ее, спонсора, что я переедающая и что у меня от этого проблемы.

Я много ела с детства. Занималась спортом. После тренировки могли съесть с сестрой сковороду жареной картошки, все праздники справлялись за столом, смысл праздника заключался в том, чтобы поесть. И в будние дни не голодали. Ездили на соревнования, все время брали с собой еду. После всех дел и переживаний самое приятное было собраться вечером и поесть, кто что привез с собой, поболтать, посмеяться, повспоминать волнения дня. В классе восьмом или девятом решила, что мне нужно похудеть. Подозреваю, что это влияние моды и телевизора. Начала пробовать разные диеты, после которых неизменно наступал неудержимый жор. Лет в восемнадцать у меня случились гормональные нарушения, которые выражались в том, что полгода у меня не было менструаций. В результате я очень сильно поправилась. Когда пришла к врачу – там мне заявили, что это потому, что я много ем. Не знаю, что явилось причиной гормонального нарушения, разбираться в этом я не умела, и села на голодание. Голодала 21 день. Затем объелась и посадила печень. Потом печень восстановилась. Вскоре я опять набрала вес, который был до голодания. Затем поступила в институт. А до института я работала портнихой в ателье, где вокруг меня находились женщины, смыслом жизни которых было вкусно и много поесть. И я, конечно, с ними. В институте я не следила за своим весом и питанием, было много других проблем, и я вроде похудела. Потом вышла замуж, родила и, естественно, поправилась после родов. Стала приводить себя в норму, в основном спорт и гимнастика. Похудела, но уже редко была довольна своей фигурой. Где-то что-то у меня все равно выпирало лишнее. И начался неравный бой с пищевой зависимостью.

Свекровь носила пирожки сумками. Но дело даже не в этом. Опять праздники, значит стол ломится, ела конфеты килограммами, каждый раз после встречи Нового года поправлялась на три-пять килограмм. При этом сын мой не стал пищевым зависимым, муж ел все, но не поправлялся, а я росла как на дрожжах и постоянно то голодала, то объедалась. Разошлись с одним мужем, вышла замуж за другого, опять начала поправляться, мне уже к тому времени стало все равно, какой у меня вес и что у меня, и где выпирает. Так мой муж стал мне говорить, что мне нужно похудеть, естественно, я с ним развелась. Конечно, не только из-за этого. Но это было неприятно, и раньше мне никто такого не говорил. Еще, раньше пыталась вырывать, то, что съела. Где-то это услышала и тоже ходила к врачу на внушение от переедания. Помогло, но на время. Булимия, к счастью, не развилась. Хотя с возрастом начало тошнить после еды, живот пучить, воздух в пищеводе. Думаю, что от серьезной болезни меня спасло только то, что у меня от рождения крепкое здоровье.

Вывод: совершенно очевидно, что у меня пищевая зависимость. Я больна, и помочь мне может только перелом психологии, или духовное пробуждение. Очень надеюсь, что с помощью программы обрету свободу от этой пагубной зависимости и от всех остальных зависимостей. Я перед этим бессильна, перепробовала все, что возможно, мне может помочь только духовное пробуждение и Бог. Это было вкратце обо мне.

Когда мне предложили именно с Четвертым шагом выступить, я, честно скажу, даже немного возгордилась: вот, Четвертый шаг, такая ответственная штука, и мне предложили, и я вот… я все готовилась, думала, как вам лучше все это рассказать, и я поняла, что ничем по важности Четвертый шаг не отличается от других шагов. Просто он немножко отличается своей технологией.

До этого мы читали книгу, писали такие вот сочинения… может, кто и не писал, но я буду рассказывать, как Четвертый шаг делала я, а я его делала четко по синей книге. В нашей книге ничего не написано про то, что надо писать такие сочинения, прописать ответы на вопросы. Это предлагается мне для прохождения Первого, Второго и Третьего шага, и я согласилась. Все это пригодилось, с помощью этого сочинения вы узнали обо мне. Когда мы что-то всерьез должны начинать писать – как раз в Четвертого шага у нас в этой книге написано.

Сейчас листаю, может быть, это будет немного мешать, но я наизусть не помню и буду подсматривать.

Как только мы прошли Третий шаг, нам тут же предлагается взять ручку и бумагу, тут даже и про бумагу не написано – можно на компьютере. Короче, записать. Записать все то, что нас раздражало, заводило, обижало и все такое прочее. До этого – заданий писать что-то в синей книге не было. Четвертый шаг, может быть, и легче, чем другие. Здесь все конкретно, делай раз, делай два, делай три.

Первое, что мне показалось важным. Сразу же после третьего шага. Наше решение было жизненно важным и решающим, но оно не оказало бы длительного эффекта, если бы не подкреплялось бы серьезными усилиями с целью осознать все то, что мешало нам внутри нас. То есть – мешало нам внутри нас что? Эгоистические мысли, эгоистическое поведение. То, что я в Третьем шаге признала, все поняла и вроде как Богу препоручила, но – дальше нужно действовать. Подкреплять серьезными усилиями с целью осознать. Я продолжаю осознавать. Это очень важно. Я раньше об этом никогда не задумывалась. Ну, осознанность. Я это слово знала с детства. Я даже не думала, что у меня где-то может не быть осознанности. Что я где-то могу поступать на этом самом компульсиве. Я сейчас не буду даже говорить про еду. Вообще даже не буду говорить про еду. Потому что все мои беспокойства, злоба – они меня могут побуждать на всякие разные действия. Где-то съесть, где-то выпить, где-то подраться. Смысл остается один. От них надо избавляться, чтобы жить счастливо, спокойно и свободно.

Начинаем разбираться в условиях и причинах – почему это все происходит. И тут опять такая фраза – «Это процесс поиска фактов и их восприятия и оценки». Опять оценки! Опять мне нужно свою жизнь оценить, найти и избавиться. Потому что что толку, что я это все оценю, все это увижу… Вот я сейчас вспомнила интересное сравнение: вот я прихожу к врачу, и врач мне говорит, что да, у тебя больное это, и это, и это. Вот мы сидим и любуемся. Ну так и что? Дальше нужно это излечить, убрать, здесь написано – избавиться. Вот для этого Четвертый шаг и существует. «Поводы нашего озлобления мы изложили на бумаге» – вот оно. Я сталкивалась с разными вариантами прохождения Четвертого шага. Но будем по синей книге. Здесь три колоночки. Первая колонка – на кого я озлоблена. Я очень много слушала спикерских, там прямо подробно – сколько клеточек вниз, сколько страничек. Об этом очень много информации. У меня еще есть наводящие вопросы. Когда я еще самый первый раз проходила, то я написала 20 человек. И все. И я была уверена, что хватит. Ну я реально больше ни на кого не злюсь. Но потом постепенно-постепенно даже не то, что спонсор настаивала, а просто мы вместе подумали, что такого быть не может. Она мне говорит: ну вот смотри на секундочку, у тебя дети есть, у меня дети есть. Вот твой сын в школе учился, вспомни всех, кто его так или иначе обижал. Только его. Сейчас мы вообще ни о чем другом не думаем. И ты нервничала, психовала, хотела бежать, разобраться и бегала, разбиралась? Я ответила – да, конечно, учительница в младших классах сказала вот то-то, директор мне сказала то-то… тут же навскидку у меня появилось около десяти обид. И я поняла – да, тут надо поглубже. Вот я пошла на свою первую работу, вот мне Ритка там… Ну, в общем, около 100 у меня получилось. Тут у нас написано – и учреждений, и принципов. У меня тут еще и болезнь, у меня все это пришлось на начало пандемии. Писала много обид на принципы, на учреждения, на эти больницы. Все-все-все, что меня тогда беспокоило, я написала всех в первую колоночку. Опять же, хочу сказать насчет количества. Я не считаю, что чем больше, тем лучше. Здесь действительно должно быть качество. Что ты действительно помнишь, что тебя действительно беспокоит. И на примере этого в общем можно уже понять. И самое важное – в книге ничего не написано про количество. Пишем быстро, не застреваем, не плачем, не жалуемся, а работаем быстро. Некоторые по месяцу сидят в Четвертом шаге, а то и по году. Если бы я была алкоголиком – спилась бы, честное слово! Я привожу свой пример, но я и из книги вижу, что затягивать это не надо.

Дальше – причина обиды. Что тут долго говорить. Возьмем пример из книжки. «Ухаживает за моей женой, рассказал моей жене о моей любовнице». Мои причины обиды – пишем, что сейчас беспокоит, и, как правило, это люди близкие. Люди, которые находятся рядом со мной. Мне нравится, что у меня есть много наводящих вопросов. Когда мы указали причины обиды – Третья колоночка. «В большинстве случаев оказалось, что понесли ущерб или находились под угрозой наше чувство собственного достоинства, наш кошелек, наши амбиции, наши взаимоотношения, включая сексуальные. Здесь у меня есть тоже кой-какие определения, наводящие вопросы, потому что не всегда понятно – а в чем мое чувство собственного достоинства? А в чем мои амбиции? И я все время пишу – что здесь задето? Мои амбиции, например. Вот я пишу про своего сына – «не выполняет свои служебные обязанности, мало работает по дому». Что у меня задето? Сразу говорю про Третью колоночку: Гордость. Я ведь твердо уверена, что мой сын должен быть самым лучшим, самым работящим, самым внимательным по отношению к маме. Да, я же такая чудесная мама. Но этого не происходит. И тогда еще задеты и мои амбиции. Потому что для меня важно, чтобы видели соседи, какой у меня хороший сынок и как он ровно косит траву, и как он хорошо работает. Кошелек тут может быть не задет. Но задеты еще наши взаимоотношения – мне бы спокойно посидеть с сыном, поговорить, посмеяться, сделать совместные дела, а я на него ворчу, выговариваю, «ты неправильный». А он чего будет? Естественно, ему неприятно, ему не хочется все это слушать, «все-все-все, мама, пока-пока, я пошел». Я еще сильнее злюсь. «Ах, вот какой, не хочет с мамой поговорить». А как со мной говорить? Как со мной говорить, когда из меня изрыгаются одни претензии и обиды? Все это слушать очень-очень неприятно.

Далее. Мой друг Андрей. Мало внимания уделяет, не говорит о любви, о нашем совместном будущем. Я просто чудом не похерила отношения. Потому что меня Господь привел в программу. Я думаю, что если бы не привел, то мы бы расстались с этим мужчиной. А он мне очень-очень симпатичен. И мне хотелось быть с ним. Ну здесь что задето. Секс. Конечно, секс. Я, вместо того чтобы спокойно получать удовольствие, думала – «Ах, вот, он, какой гад…» Я это думала еще днем. Но я не могу все разом из своей головы выпустить. Естественно, гордость моя, она тоже страдает. Как это так? Почему? Он давным-давно должен мне это, это и это. Я же королева! И когда вот это все, эти мои люди, и обиды, и что задето у меня прописано, то здесь мне немножко нужно уже сделать выводы. В моем примере – если бы я сыну не выговаривала и не орала на него, что он не скосил траву, мы бы с ним отлично провели вечер. Но он убежал, а трава осталась нескошенной. Если бы я не выговаривала своему приятелю, что он мало мне уделяет внимания, мы бы с ним отлично сегодня провели время. А так – он на меня обиделся, я в молчанку играю. Дальше, возвращаемся к книге. «Мы проанализировали свою прошлую жизнь. Главным образом, нужно было ничего не упустить и быть честными.» Да, возможно, мы что-то упустили, но основное мы написали. И тут – что я вижу? Нам ведь нужно понять, для чего мы это все делали.

«Первое, что мы поняли – то, что люди часто бывают неправы.» Да, вот это первое, что я поняла. Кого я написала – все они все делают неправильно. «Дальше этого никто из нас в своих выводах не зашел». Действительно, куда еще идти? Второй вывод. Чем больше мы боролись и пытались настоять на своем, тем хуже обстояли наши дела.» Тут такой пример можно привести. Я борюсь с сыном, я говорю ему, в результате он нехотя соглашается, «ну ладно!..», в результате все делает сикось-накось. Лучше бы я сама сделала. Я-то думала, что я победила. Я его заставила. Мало того, что он сделал некачественно, в следующий раз я уже не смогла от него добиться помощи. «Как на войне, победителю только кажется, что он одержал победу. Наши моменты торжества были непродолжительными». Моментально прилетает, моментально! Это отзеркаливание. Третий вывод, который мы сделали: «Совершенно очевидно, что жизнь, наполненная ощущениями недовольства, обиды, бессмысленна и лишена счастья.» Я это поняла еще тогда, когда писала имена. Мне уже тогда что-то стало закрадываться такое, что-то я стала подозревать. А в третьей колоночке я уже поняла, что я вообще не хозяйка своей жизни. Мне что-то сказали – мои амбиции поднялись, у меня настроение испортилось на весь день. Получается, что я зависима от этих людей, этих обстоятельств еще хуже, чем от этой еды. Я, конечно, вот здесь была немножко в шоке. Четвертый вывод: «Позволяя недовольству овладеть собой, мы безрассудно расходуем то самое время, которое могло бы быть истрачено на что-то полезное. Вот то мое переживание, мои сожаления, мои саможаления. И все – у меня нет сил, у меня нет настроения, у меня нет вдохновения. Вместо того, чтобы сделать что-то полезное, я фигней страдаю и до кучи жую перед телевизором. Я ж несчастная. И пятое, что мы тут увидели. Питая это чувство, мы загораживаемся от сияния духа. Вот так вот. Получается, пока я нахожусь в саможалении, в обиде, в злобе, никакого Бога со мной нет, никакой помощи мне нет, я одна и – действительно – несчастна!

Шестое – для того, чтобы жить, мы должны освободиться от злобы, обиды. Освободиться, чтобы жить. Потому что иначе – это не жизнь. На всех злюсь, всех чехвощу и себя жалею.

Седьмое. «Мы вернулись к нашем списку, ибо в нем был ключ к нашему будущему». Вот здесь мне очень-очень нравится фраза. Не просто к здоровью, не просто – я перестану переедать, а вообще – ключ к моему будущему. Для всех сфер жизни – в этом списке есть ключ. Я пока еще не знаю – где он там, но уже знаю, что он там есть.

Восьмое. Что мы еще увидели. «Люди, причинившие нам зло, были возможно духовно больны». Понимание вот этого мне очень здорово помогло.

Из трех колонок я увидела, что моя злоба ничего хорошего мне не даст, что я несчастный человек, из-за того, что я на все это ведусь и сама порчу себе жизнь. И люди, причинившие мне зло, возможно были духовно больны. А я-то считаю, что они все хотят сделать мне назло. Нет, просто они хотят сделать себе хорошо. Вот это вот фишка, когда люди, и я тоже, живут с идеей, что «я должна быть счастлива, что жизнь одна, что ее нужно проживать с удовольствием». Я живу с этой идеей, и люди вокруг тоже живут с этой идеей. Все мы хотим себе, себе. На меня всем пофигу. Вернусь к моему сыну. Он хочет, чтобы ему было хорошо, удобно и приятно жить. Ну что тут сделаешь! И вот здесь нам в книжке предлагается молиться.

«Мы просили Бога помочь нам относиться к ним с той же терпимостью, с тем же состраданием и жалостью, с которыми мы отнеслись бы к больному другу. Когда кто-то обижал нас, мы говорили себе: «
Это больной человек. Господи, помоги мне не сердиться на него. Да исполнится воля Твоя!» Мне еще давно, помню, сказала спонсор, что мы молимся за тех людей, я молюсь за тех людей, которых я написала. Еще есть такое слово – промаливаем. Где про это написано в книге? Нигде не написано. Здесь написано, что я прошу Бога помочь мне относиться к ним с той же терпимостью… я про себя говорю! – с тем же состраданием и жалостью, с которой я отнеслась бы к больному другу. Про них речи вообще не идет. Надо, чтобы я так относилась к этим людям. И вот здесь у меня небольшая проблема возникает. Потому что мне самой наплевать на больного друга тоже! И как я могу к нему с состраданием относиться? Он, гад такой, еще и заболел, вместо того чтобы мне идти и помогать. Мне это было сложно. Мне и сейчас сложно. Но сейчас у меня хотя бы есть какое-то понимание. И я говорю, когда кто-то обижает меня, «Это больной человек, чем я могу ему помочь?» и «Господи, помоги мне не сердиться на него!» Тут можно что-то своими словами добавить, я все время говорю – «Избавь меня от злобы!» Это молитву я обожаю. Я ее немножечко изменила для себя, но смысл все равно такой же. Если, допустим, меня изнасиловали в 15 лет, ну, блин, что значит прости? Ни простить, ни молиться, чтобы простить. Нет. Дело в том, чтобы Бог избавил меня от злобы. Чтобы я перестала это в себе носить. А то, что я перестала на кого-то злиться, это совершенно не значит, что я поощряю его поступок. Нет, это козлина, он так поступил. Я не буду его прощать. Но я прошу Бога, чтобы он избавил меня от этой дряни, которую я так и ношу, и ношу, и ношу в себе, и каждый день об этом вспоминаю. Когда я это поняла – мне это очень сильно понравилось. Я оценила и поняла всю суть Четвертого шага.

Вот таким образом я анализирую все свои обидки, молюсь, и тогда, когда эта злоба проходит, когда я понимаю, что эти люди не хотели мне зла, они хотели себе добра, вот тогда я приступаю к Четвертой колонке. Потому что, когда я в злобе и обиде, я не смогу их выбросить из головы и смотреть на свою сторону. «В каких случаях мы проявляли эгоизм, были бесчестными, себялюбивыми, преследовали свои корыстные интересы и трусили.» Вот пока у меня есть злоба на этих людей, я этого всего не вижу. «И когда мы замечали свои недостатки, мы их тоже заносили в наш список. Вот пример – мой друг Андрей. Я у себя заметила корысть – и я пишу, в чем эта корысть заключалась. «Вдвоем жить легче и приятнее». Эгоизм – «Все должно быть, как я хочу». «Я считаю, что он уже должен сделать мне предложение» Вот так смотришь, и понимаешь. Почему я так считаю, чего я хочу? Он просто защищается! Можно ходить и злиться, но от этого только мне хуже.

Все самое главное я сказала. Много дополнительной литературы, вопросов наводящих. Здесь все так сжато. Но это мой любимый шаг. Сейчас я это могу сказать точно.