Спикерская Анны

9
579

Всем привет! Меня зовут Аня, я выздоравливающая от компульсивного переедания. Буквально недавно я закончила Программу, свой первый подход к Программе, прошла все Шаги, и Женя, как мой спонсор, предложил мне сделать спикерское – поделиться своим опытом. И сегодня я это сделаю, и очень рада, что вы пришли послушать. Надеюсь, что будет полезно для вас, для меня тоже будет полезно, потому что наверняка у меня тоже будут какие-то открытия. Я буду вам благодарна за вопросы, и вообще, хочу, чтобы моя часть, которую я буду рассказывать, была достаточно короткая, ёмкая, и, может быть, больше сосредоточиться на вопросах, которые будут уже в конце, после того, как я закончу. Вы можете их куда-то себе записывать в процессе, чтобы не забыть, и можете, например, в чат написать, чтобы они там остались, и я потом смогу посмотреть и постараюсь ответить, если смогу.

Что еще нужно рассказать обо мне, чтобы вы примерно поняли контекст моей жизни, может, это будет кому-то важно. Мне 32 года, я живу в Москве. Давайте расскажу, какой план своей спикерской я предлагаю, про что я буду говорить. Сначала я хочу рассказать про то, какой у меня был путь, как я заболела, какие были этапы, шаги, которые предшествовали этому. Потом расскажу про момент, когда я поняла, что что-то со мной не так, и мне нужно уделить внимание своему состоянию. Расскажу, как я лечилась до Программы, как я попала в Программу, и какой был мой путь внутри Программы – я думаю, что это будет самое интересное. Постараюсь рассказать про то, что мне помогло и помогает сейчас, про свои какие-то основные инсайты, которые у меня случились за время Программы, поделюсь важными тезисами. Надеюсь, что кому-то откликнется. И потом, в конце я сделаю небольшое объявление, потому что у меня сейчас появилась потребность, желание быть спонсором. В конце расскажу немножко детали про это – может быть, кто-то захочет со мной продолжать своё движение в Программе, и я тоже буду кому-то полезна. Так что всем, кто присоединяется, ещё раз привет, давайте я начну свой рассказ.

Как я заболела? В Программе, когда я уже проанализировала свой путь, мне кажется, что я начала заболевать где-то пять лет назад, в 2017 году. У меня никогда не было какого-то большого веса, но уже в это время я начала очень сильно сосредотачиваться на своей внешности, на объемах своего тела, на своём пищевом поведении, на том, что я ем и как. Мне кажется, в тот момент у меня начала появляться орторексия, когда я стала очень жёстко делить продукты на хорошие и плохие, на те, которые помогают моей фигуре и здоровью и те, которые ей вредят. Плюс я очень активно занималась спортом, я могла тренироваться 6—7—10 раз в неделю в тренажёрном зале, или заниматься йогой. Это, как я понимаю сейчас уже, стало тоже какой-то формой зависимости, формой контроля размеров своего тела, и, возможно, формой отработки того, что я съедала. Так продолжалось пару лет, и в 2018 году я переехала в другую страну. Я переехала одна, и это стало для меня, наверное, таким сильнейшим триггером, благодаря чему моя болезнь пошла прогрессировать. Я оказалась в новой среде – на новой работе, без своих близких рядом. У меня были отношения – был молодой человек, который остался тогда в Москве, то есть, это тоже была определённая сложность. И вообще, новая среда – это был, видимо, такой очень сильный стресс для меня, для моего эмоционального состояния. Плюс отношения, в которых я была на тот момент, были созависимые, и это тоже очень сильно влияло на моё состояние. В общем, эта среда стала триггером для моих уже нездоровых, зависимых отношений с едой, и я начала переедать, у меня начались компульсивные переедания. То есть, я могла объесться прям до боли в животе, до состояния полного какого-то упадка, физического бессилия. Это всё сопровождалось, естественно, чувством вины, стыда, у меня падала самооценка после инцидентов, я не могла себя чувствовать нормальной, я чувствовала себя какой-то грязной, тяжёлой, неправильной. В такие моменты не совсем принимала это состояние и очень сильно себя винила тогда.

Позже, буквально через пару месяцев, это прогрессировало ещё дальше – у меня начались эпизоды ночных перееданий. Это называется «синдром ночной еды» – я просыпалась ночью и в таком полулунатическом состоянии шла к холодильнику или просто к шкафчику на кухне и ела. Утром я просыпалась и иногда даже не помнила, что это было. Иногда я могла просто даже по «уликам» обнаружить, что ночью у меня был такой эпизод. То есть я находила какие-то пустые баночки, какие-то следы от фруктов или ещё что-то, иногда прямо в кровати. Это меня ужасно напугало. Моё чувство вины наутро было в разы больше, чем когда я просто переедала днём до боли в животе. Я поняла, что я вообще не контролирую своё поведение, что какая-то сила, которая гораздо сильнее меня, меня тянет к этому холодильнику. Я не могла тогда ничего с этим сделать. Было очень страшно. Плюс другая страна, некому особо было про это рассказать, я себя чувствовала очень изолированно, мне было стыдно этим делиться в тот момент даже с близкими своими, я не была уверена, что они меня поймут. В общем, мне вообще казалось, что я одна такая на всей планете, с такой проблемой, и у меня точно крыша поехала куда-то, и поэтому я себя так веду странно.

Чем я горжусь в тот момент – это то, что я достаточно быстро среагировала, я поняла, что что-то не так, нужно что-то предпринять, чтобы себя поддержать. То есть, я осознавала, что у меня высокий стресс – это, пожалуй, единственное, что я понимала в тот момент. И я в первую же неделю, когда это случилось со мной пару раз, нашла себе психотерапевта. Я созвонилась с психотерапевтом, объяснила свой запрос – то, что я понимала, что у меня началось расстройство пищевого поведения. И мы начали работу с терапевтом. Это было начало моего какого-то осознанного лечения этого состояния. Я думаю, что многие из вас знают, что психотерапия, так же, как и Программа – это длительный период лечения. Там не бывает результата за одну встречу, за одну сессию. Это занимает время. И это, естественно, работа с установками, с убеждениями, с тем, что заставляет нас проявляться сейчас именно таким образом. Поэтому, если говорить кратко, то эпизоды моей ночной еды не исчезли, когда я пришла на терапию, и они не исчезали очень долго, практически два года я жила в таком режиме. То есть, я так же неосознанно просыпалась, что-то ела, я переедала иногда днём, у меня были нездоровые отношения с едой. Я знала, что если у меня будет какая-то тяжёлая эмоциональная ситуация – я, скорее всего, переем. Я знала, что если у меня будет радостная эмоциональная ситуация, какой-то праздник, то я тоже, скорее всего, переем. Я боялась еды, боялась каких-то продуктов отдельных, и, в общем, жила в напряжении. Но психотерапия мне помогла, просто не сразу. Мои эпизоды переедания исчезли примерно через два года. И потом уже, оглядываясь назад, я заметила, что они становились всё реже, реже и реже. Ну и самое главное – менялось моё внутреннее состояние. Это болезнь, которая имеет духовные причины. Те убеждения, которые подкармливали мою болезнь – я их потихонечку меняла на новые, более конструктивные, более ценные для меня, которые меня поддерживали. Плюс, вот я рассказала в начале, что, когда у меня началось расстройство пищевого поведения, я была в созависимых отношениях. То есть, у меня был весь набор созависимого человека, и от этого тоже нужно было излечиваться. И в этом мне помогла психотерапия.

Соответственно, когда я перестала переедать ночью, я ужасно обрадовалась, подумала, что всё, болезнь моя закончилась, всё классно. За это время я набрала большой вес, для меня достаточно большой, плюс я стала хуже выглядеть из-за того, что я постоянно чувствовала себя неуверенно, стрессовала, я была какая-то отёкшая, у меня испортилась кожа, и общее состояние моё было не очень. Но когда у меня закончились эпизоды ночного переедания, у меня всё же оставались нездоровые отношения с едой в дневное время, я так же эмоционально от неё зависела, боялась, переедала днём, и т. д. И случайно, примерно в этот период – в конце 2020 г – начале 2021 г я слушала какой-то подкаст, где рассуждали про алкогольную зависимость. Там был человек – герой, и несколько экспертов. И эксперт в какой-то момент сказал, что самый лучший научно доказанный способ борьбы с зависимостью на текущий момент – это комбинация психотерапии и анонимных поддерживающих групп. Я поняла, что, возможно, мне не хватает этого пазлика, потому что я никогда до этого не пробовала группы, я что-то слышала о них, но не вовлекалась. Я зажглась, нашла достаточно быстро в интернете группу, начала ходить на какие-то группы, и с этого примерно начался мой процесс выздоровления внутри группы. Это было, наверное, в марте—феврале 2021 г, когда я начале лечиться в Программе.

Как это было? Если честно, у меня было сначала непонимание вообще сути программы, было много вопросов, было много сомнений. Первые группы, на которые я ходила, настолько мне были непонятны, что это напоминало мне какую-то секту с молитвами и какими-то рассуждениями такими витиеватыми, обращениями к Высшей Силе. Я не совсем понимала, как это устроено, поэтому первая моя реакция была – недоумение, сопротивление, наверное, чуточку – отрицание этого всего процесса. Где-то, наверное, после трех—четырех групп в чате какая-то из девушек написала, что открывается малая группа для работы по Шагам, и это меня привлекло. Потому что в этом была какая-то структура, какой-то порядок, был ведущий, было какое-то расписание. Потому что сами по себе обычные группы были мне очень непонятны на тот момент, я не понимала, как там себя вести, что люди обсуждают, по какой логике мы сегодня читаем это, а завтра то. Мне нужна была какая-то структура и понимание, что это где-то начнется и в какой-то момент это закончится. То есть, мне очень важно было в тот момент контролировать весь процесс и понимать, из чего он будет состоять. И тогда я попала на малую группу к Жене, которая началась в марте 2021 г.

Расскажу про свой опыт уже внутри группы, про свой опыт прохождения Шагов., , Вот самые главные для меня уроки, которые я вынесла из прохождения Шагов:

Первый урок – это создать своё намерение какое-то, создать свою цель прохождения этой Программы. Меня это больше всего поддержало на протяжении всего времени. То есть, когда я начала, когда я была на Первом Шаге, у меня всё равно оставались какие-то сомнения в голове, было много вопросов, не было понятно, как это всё будет происходить, но я видела примеры других людей, которые говорили и писали о том, что Программа работает, о том, как они изменились, и т. д. И я решила этому довериться. Я решила, что не буду оценивать пока что, не буду цепляться за какие-то непонятные мне вещи, не буду позволять своей голове, своему контролирующему разуму найти что-то, что не понравится, за что можно будет зацепиться и отказаться. Я тогда создала своё намерение на то, что я пройду все Шаги и уже после этого сделаю свои личные выводы о том, работает это или нет. Мне это помогло, меня это поддерживало. То есть, я вспоминала и думала – я же уже вписалась, какого чёрта, я дойду обязательно до конца, я все свои Шаги сделаю, а дальше уже посмотрим. Если я этого не сделаю, то у меня других вариантов уже особо нету. Я уже попробовала психотерапию, я сама себе как-то помогала справляться с этими ситуациями, но вот это хороший вариант, который уже был проверен мной. И эта идея, это намерение меня поддерживало на протяжении года, даже дольше, чем год, пока я двигалась по Шагам. Сейчас я уже их прошла, и вот теперь точно могу сказать, что для меня это сработало. И сейчас буду делиться с вами – почему сработало, что я приобрела, как я себя сейчас чувствую.

По поводу Шагов. Наверное, одно из моих открытий прохождения самих Шагов было в том, что каждый Шаг у разных людей занимает разное количество времени. Какие-то Шаги мы делаем достаточно быстро, какие-то растягиваются надолго. Но я помню, что Первый, Второй Шаг, наверное, даже Третий длились достаточно долго, и Женя-спонсор постоянно говорил о том, что нужно доверять этому процессу, нужно доверять тому, как движется группа, насколько быстро мы идём. Если возникают какие-то вопросы – в них заходить, не торопиться, не сравнивать себя ни с кем, не следить за какими-то там сроками. Потому что есть разные люди. Одна моя подруга, например, прошла всю Программу за полгода. В какой-то момент я немножко загрустила, стала себя сравнивать с ней, что я не успеваю настолько быстро. А потом подумала ещё раз и заново приняла тот факт, что у каждого свой темп, которому нужно довериться. Наш мозг не может взять в себя больше, чем у него сейчас есть пространства какого-то свободного. Если на этой неделе есть столько свободного пространства для того, чтобы принимать информацию – это нужно уважать. Плюс уважать какие-то другие процессы, которые происходят в жизни вне Программы – они у всех тоже свои и разные.

Для меня был достаточно сложным Первый Шаг – нужно было принять своё бессилие и отказаться от каких-то попыток контроля своего веса и своей внешности. Для меня это в первую очередь был, наверное, отказ от такого зависимого отношения со спортом, потому что я достаточно спортивной была долгое время, и тренировки были моими какими-то отработками или способом, по крайней мере, поддерживать себя в форме. Мне было очень страшно, что снизив количество тренировок, я очень сильно потеряю свою форму и буду выглядеть совсем по-другому, меня это пугало. Я в тот момент, когда пришла на Программу, чисто в теории представляла себе то, что спорт и движение должны быть в удовольствие. Мне кажется, что основная мысль, которая крутилась в моей голове – то, что спорт должен быть эффективным. То есть, это должны быть силовые тренировки или кардио, которые помогают сжигать жир. Чтобы это приносило удовольствие – это, скорее, бонус, это не главная история. Сейчас всё изменилось. Я так же занимаюсь, просто уже другими видами активности, которые мне на самом деле нравятся, и когда я прихожу на эти тренировки, я не задумываюсь о том, сколько калорий я сегодня сжигаю, насколько это интенсивно помогает мне, подкачивает ли это какую-то определённую мышцу, создаёт ли это какую-то определённую форму моего тела. Я просто наслаждаюсь в процессе и после, и мне это состояние очень нравится.

Плюс ещё один момент, от которого мне пришлось отказаться на Первом Шаге – это отказаться от всех способов, которые помогают контролировать питание каким-то образом. Я не сидела на диетах как таковых, но я, например, на момент начала Программы иногда голодала. Я голодала, допустим, сутки. Мне нравился, в принципе, эффект от легкой эйфории, ясности ума, который достигался голоданием. Я в целом считаю, что для кого-то это может быть хорошей практикой, для определённых людей. Но в Программе мне стало понятно, что для тех, кто в эмоционально зависимых отношениях с едой, голодание – это очень опасная штука, потому что тоже раскачивает этот цикл ограничений и отработок чего-то излишнего, которое достигается путем голодания. Мне было немножко сложновато от него отказаться, так же было страшно, что если я сейчас перестану голодать, то я наберу вес. Этого не случилось. Я доверилась спонсору, доверилась Программе, отказалась и больше никогда не голодала.

Что ещё мне запомнилось в ходе Программы, что для меня было ценным и ярким? С Первого же Шага мы начали обсуждать образ Высшей Силы – какая Она, насколько Она поддерживающая. Мне очень понравилась эта работа, которую мы проделали, чтобы определить, какая сейчас Высшая Сила, раз в голове есть такие установки, и какой Высшей Силе я хотела бы довериться, какую Высшую Силу я могу для себя создать. Очень было ценное упражнение про доказательства поддержки Высшей Силы, потому что они на самом деле были, есть, и это было очень жизнеутверждающее упражнение, в котором удалось найти опору, удалось поверить в то, что Она действительно есть, Она действительно существует во благо. На этом же этапе доверия Высшей Силе для меня стало прорывом то, что Высшая Сила поддерживает все способы, которыми я могу получать удовольствие. Я имею в виду здоровые способы, какие-то созидательные, конструктивные. И после того, как я это приняла, стало больше свободы в позволении себе получать удовольствие, отдыхать, когда хочется, наслаждаться каким-то процессом, той же едой наслаждаться больше. Потому что я почувствовала, что само Мироздание, само естество Вселенной меня поддерживает в том, чтобы я была счастливая, довольная и брала то наслаждение, которое мне предлагается извне, не коря себя за то, что это есть в моей жизни.

Что ещё было ценным для меня в начале Программы? Мы делали упражнение про вопрос о том, чем я займу освободившееся место, когда я перестану переедать. Я сегодня перечитывала все свои заметки, очень стало тепло от этого – понимать своё намерение, понимать, что переедание что-то сейчас прикрывает, оно для чего-то нужно, оно что-то маскирует за собой, возможно. И когда мы отказываемся от него, то освобождается место, освобождается пространство. И есть возможность в это пространство разместить то, на что не хватало, может быть, времени, то, что очень ценно, то, от чего горят глаза. Наверное, у каждого есть такие вещи, которым хотелось бы дать чуть больше внимания и энергии. Например, в моем случае я написала, что я хочу больше заниматься своей любимой работой, я хочу больше реализовывать свои какие-то телесные удовольствия. Например, я тогда ещё не знала этого, но позже я пошла на танцы. Сейчас это моя большая страсть, которая для меня открылась, от которой я получаю очень много удовольствия – через тело, через музыку, через ритм, и т. д. В общем, получилось так, что всё то, что я себе загадывала, всё то, чем я планировала занять свободное место, отказавшись от переедания – оно в мою жизнь и пришло. Мне кажется, это был очень важный этап, который не стоит пропускать, потому что когда мы не продумываем, что мы приглашаем в свою жизнь, туда может прилететь всё что угодно. А когда мы создаём какое-то намерение и запрос, то осознанно или неосознанно мы начинаем искать возможности, которые притягиваем в свою жизнь, и они занимают своё положенное место.

Что ещё было для меня интересным и сложным на первых Шагах Программы? Мне было дико сложно отказаться от идеи о том, что я могу контролировать что-то, какие-то сферы своей жизни. У меня просто была ломка на этом этапе. И не скажу, что я сразу на первых шагах эту идею приняла. Я её восприняла процентов на сорок на тот момент. Но потом, когда я двигалась дальше, выполняла упражнения, приходила на группы, на вебинары – постепенно, постепенно эта мысль укладывалась в моей голове. И, наверное, ярче всего я её почувствовала уже к концу Программы, когда я поняла, что всё, что я контролирую – это моё поведение. То есть, мой выбор здесь и сейчас, в моменте – как я проявляюсь, как я, например, реагирую на ситуацию, выражаю ли я свои эмоции или я их не выражаю, поступаю ли я честно, или я нечестно проявляюсь. Как я себя поддерживаю в моменты, когда мне плохо, например, когда эмоционально чувствую себя не очень. Уделяю ли я внимание тому, чтобы себя как-то осознанно расслабить и заметить своё состояние? Вот это я могу контролировать. А условно, как будет выглядеть моё тело – я контролировать не могу. То есть, я могу контролировать, что я ем, вдумчиво и медленно, например, что я стараюсь своё питание насытить всеми нутриентами, я стараюсь замечать, что у меня случаются какие-то эпизоды тяги к чему-то конкретному или ещё чему-то. Я могу это делать. Но я не могу контролировать то, как будет выглядеть моё тело в результате. Оно, скорее всего, будет меняться, но не за счёт того, что я на это направляю свой фокус внимания, а за счёт того, что я фокусируюсь на конкретных маленьких активностях своего поведения. Это стало для меня, наверное, более понятной концепцией того, когда мы отказываемся от контроля сфер своей жизни, но мы приглашаем себя быть в моменте, замечать своё поведение, замечать свои привычки, какие-то паттерны здесь и сейчас, стараемся на них сфокусироваться и обращать внимание.

Что ещё мне понравилось в ходе Программы, что я посчитала ценным? Мне очень понравилось задание в Третьем Шаге про список негативных и положительных качеств, которые есть у каждого из нас. Плюс примерно в это же время мы начали обсуждать проявления эгоизма, как он проявляется в разных человеческих качествах. Меня, если честно, это упражнение как-то, наверное, нормализовало и позволило мне поверить в то, что мы все – смесь чего-то хорошего и плохого, так будет продолжаться, скорее всего, всю жизнь, но в наших руках возможность с этим работать, обращать на это внимание, стараться в себе взращивать то, что нас поддерживает и помогает создавать хорошие, крепкие, доверительные отношения с самим собой и с другими людьми. На Третьем Шаге у меня случилось вот такое признание близости с другими людьми, признание своих тёмных каких-то сторон, какой-то своей тени, которая тоже есть, которой нужно дать пространство, её нельзя игнорировать, нужно её признать, что она тоже существует и она для чего-то нужна нам, для выживания в том числе.

Ещё один крутой инсайт, который у меня случился, был про жалость к себе. До Программы, мне кажется, это была частая эмоция, которую я испытывала. В Программе я это заметила и поняла, что лучшей поддержкой для меня будет не жалость, а, скорее, сочувствие к себе в сочетании с каким-то умением себя поддержать конкретными действиями. Что это значит? Жалость, например, когда я заболевала какой-то простудой, я себя очень жалела, я могла лежать и плакать, грустить. И мысли, которые крутились в моей голове, были про то, что «Боже, какая я бедненькая-несчастная, сейчас все отдыхают-гуляют, а я тут лежу болею, и вообще, почему же я такая родилась какая-то не такая, что я сейчас вот в таком состоянии?» Сейчас, когда я, например, заболеваю, или что-то случается объективное, может быть, неприятное, может быть, хотелось бы сейчас быть где-то в другом месте, в другом состоянии – я могу себе посочувствовать, могу признать, что это вот так, действительно, не очень приятная ситуация. Но я стараюсь себя не жалеть, не испытывать к себе какого-то такого принижающего чувства, а стараюсь себя поддержать. То есть конкретно подумать, какое физическое действие я могу сейчас сделать для себя, которое на самом деле станет мне поддержкой. Может быть, это – помедитировать, может быть, это – просто выйти сейчас на улицу, подышать, проветрить голову. Или поспать, или позвонить кому-то. То есть, появилась новая привычка, появился новый импульс – заботиться о себе, а не жалеть себя. И когда я чувствую, что ко мне подкрадывается жалость к себе – у меня уже прям какой-то звоночек внутри начинает звенеть и напоминать мне о том, что это состояние меня сейчас ни к чему хорошему не приведёт. В жалости к себе я чаще всего переедала, тратила лишние деньги на что-то, на какие-то компульсивные штуки и усугубляла своё состояние ещё больше.

Расскажу ещё про несколько пунктов, которые мне помогли. Во-первых, как я уже говорила, мне помогла сама группа, вебинар. Мне кажется, что это классная возможность последовательно двигаться по Шагам, в группе всегда есть какая-то динамика, и люди, которые подбираются в группу – они тоже не просто так собрались именно здесь и сейчас. Для меня все те, с кем я взаимодействовала, стали какими-то зеркалами, опорами, поддержками. В общем, я старалась в каждом человеке что-то такое разглядеть, и всегда находила что-то, что для меня было ценно в его историях и в его опыте. Плюс группа – это всё-таки какая-то структура, это какая-то повторяемость. В общем, я старалась вебинары не пропускать, делать задания, присутствовать, проявляться, говорить, и мне кажется, что мне это очень помогло.

Второе, что я активно использовала и сейчас использую – это чат «скорой помощи» в вотсапе, где есть люди из разных анонимных сообществ, куда можно написать, описать своё состояние, эмоции, попросить помощи, чтобы, например, кто-то мог принять аудио-сообщение или кто-то мог принять звонок или текстовое сообщение – неважно. Это тоже стало для меня таким прорывом, и этот чат очень помог поверить в новую для меня мысль о том, что я не одинока, о том, что в целом сообществе даже анонимных переедающих огромное количество людей – тысячи, и это очень успокаивающее чувство. Когда я только пришла в группу, меня это сильно поддержало, что я не одинока, множество людей переживали и переживают то же самое, что и я. Кто-то уже выздоровел и себя чувствует по-другому, и я тоже могу к этому прийти. Скорая помощь – это действительно такая волшебная палочка, в сложные моменты, когда, может быть там, час ночи в моем регионе, но тяжелое состояние – можно кому-то написать, и почти всегда очень быстро придёт ответ, и человек будет готов выслушать. Плюс то же самое работает в обратную сторону – мне очень помогло, я почувствовала себя как-то выздоравливающей, наверное, ещё больше, когда я сама стала откликаться на запросы в этой группе. Я поняла структуру, что там нужно делать, сориентировалась и сама стала другим людям отвечать, что, можете мне присылать свои сообщения, можете мне писать, и я вас выслушаю и дам обратную связь, если это нужно. Это стало для меня тоже большим прорывом.

Третья техника, которую я использовала и сейчас тоже использую – это общение в чате и поиск своего бадди. Прошлым летом, например, мы договорились с одной из девушек из программы, что мы будем друг с другом общаться и друг другу скидывать свои дневники питания. И мы просто в телеграм переписывались и скидывали завтраки, обеды и ужины, делились своими наблюдениями и делали это какое-то время, может, 3 месяца подряд. Было очень ценно, очень помогло замечать какие-то моменты спешки, эмоций, компульсива какого-то. Это тренировало более спокойное, осознанное поведение с едой. Я сейчас до сих пор продолжаю это делать, иногда делаю паузу, иногда делаю самостоятельно для себя – где-то сохраняю и описываю то, что я ем и как я себя чувствую. А вот прямо сейчас точно так же с бадди мы это делаем на пару, и это очень помогает.

Четвертый пункт, который я взяла в свою практику – это молитва, обращение к Высшей Силе и регулярная практика медитации. Наверное, с медитацией было легко, потому что я и до этого ею занималась, но сейчас я оценила то, что вопрос выздоровления – это не то что сделать какие-то действия один раз, потом щёлкнуть пальцами – и всё, ты выздоровел. Это про создание новых привычек, которых придерживаются на протяжении всей жизни. И одна из этих привычек – это поддерживать вот этот контакт со своей Высшей Силой – через молитву и другие способы. И поддерживать свой контакт с осознанностью через медитацию. Медитация – один из самых эффективных способов снижения стресса и увеличения осознанности как телесной, так и эмоциональной и духовной. Поэтому – прекрасный способ, не единственный, но один из самых эффективных.

Пятый пункт, который мне помогает сейчас – это регулярно делать 10 шаг. Это инвентаризация эмоций, ситуаций и работа с происходящим в моей жизни. То есть – быть внимательным, быть осознанным к тому, что случилось, к тому, что я почувствовала. Стараться прояснять все ситуации для себя лично в первую очередь, а затем уже для других людей, если это связано с какими-то взаимодействиями. Потому что конфликты или какие-то непонятные ситуации никогда не закончатся, это нормальная часть жизни. Но, как я поняла для себя – моё переедание часто сочеталось с какой-то внутренней недосказанностью, недовнимательностью к себе и своим эмоциям. И чем больше я училась наращивать свой эмоциональный интеллект, изучать свои эмоции, чем больше я училась их выражать для себя лично и для других людей – тем лучше и здоровее становились мои отношения с едой. Поэтому это такой путь, которого я придерживаюсь и сейчас стараюсь в нём развиваться и расти, всегда выстраивая свой контакт с эмоциями, не забывать про них. В этом мне очень помогают по-прежнему сами группы, потому что мы там тоже разбираем ситуации и делаем какие-то упражнения, и есть возможность делиться. Я имею в виду группу вебинара, которая уже закончилась. И мне очень помогает в этом дневник эмоций. Я стараюсь находить время практически каждый день – писать в дневник просто всё, что мне приходит в голову, но чаще всего в такие моменты вскрываются какие-то ситуации, которые в спешке пролетели в голове, и я, может быть, на них не обратила внимание, а эмоция какая-то осталась, возможно, она осталась непрожитой и как-то непрореагированной. В общем, я сейчас в Программе выбрала это своей обязанностью – всегда следить за своим эмоциональным состоянием, всегда инвентаризировать его и либо выстраивать свои границы с другими людьми, либо возмещать ущерб, например, если я нарушаю чьи-то чужие границы или чего-то недоделываю, не выполняю какие-то обещания. В общем, стараться сохранять прозрачность, честность в отношениях с собой и с другими.

Шестой пункт, который мне помог, который я вынесла из Программы – это позиция ученика во всём. Мне кажется, что я зашла в Программу с таким немножко снобским настроем, потому что мне казалось, что я уже много тут чего знаю и про психологию, и про духовность, и про медитации, и про питание, и про всё-всё-всё, что я вообще в принципе нормально умная. Но удивительно – я как бы перенастроилась, переняла эту позицию, стала принимать принципы Программы и увидела, что каждый, кто здесь, кто рядом с нами, кто пришёл, кто оказался в этом круге – несёт в себе какое-то знание, какой-то опыт, который мы можем от этого человека получить. И не важен здесь возраст, пол, образование, то, насколько он глубоко в теме питания или еще чего-то. Важно просто умение быть открытым, умение оставаться в этой позиции, не надевать на себя корону, думая, что я вот тут что-то познал и я теперь кого-то слушаю, а кого-то – нет. Оказывается, что это не совсем так, и каждый человек достоин того, чтобы выражать себя, свою позицию, и достоин быть выслушанным. Когда у меня изменилась эта позиция, я стала гораздо больше брать ценного для себя и отдавать в общении с другими людьми.

Седьмой принцип, который мне помог – это писать, вести заметки, вести какие-то наблюдения. Вот сейчас у меня такая тетрадочка передо мной, которую я веду на протяжении Программы и во время вебинаров что-то для себя фиксирую, просто свои какие-то мысли. И в ней же делаю все свои задания. И стараюсь вообще как можно больше писать, потому что думать что-то – можно в уме делать упражнения или в уме крутить свои какие-то мысли, пока слушаешь ведущего или человека, который сейчас что-то читает во время вебинара. Но думать и писать – немножко разное, потому что когда мы пишем, то когнитивно подключаются другие зоны, и это может, так скажем, проникнуть гораздо глубже в наше сознание. Именно написание чего-то. Или мы можем излить на бумагу иногда гораздо больше интересного, чем мы рассказываем и тем более чем мы думаем в своей голове. Поэтому мне это очень помогло – именно побольше взаимодействовать с бумагой, стараться фиксировать всё то, что мне было интересно.

Восьмой пункт, который помог в прохождении Программы, сейчас помогает, и вообще супер-навык, позиция, которую я забрала с собой – это отказ от перфекционизма. Мы много про это говорили на группах, что именно перфекционизм – это проявление эгоизма, отнимает очень много сил и энергии, стопорит какие-то наши действия, в общем, ничего хорошего в этом нет. Я постаралась эту идею как можно глубже принять в свой опыт, в свою жизнь и стала ее даже транслировать не только в сообществе АП, а просто среди всего своего круга. Постоянно вслух проговаривала: «Лучше на троечку, но вовремя, чем на пятерочку через два месяца или вообще никогда». Стараюсь жить исходя из этого, делать на троечку, а там, может, получится и на четверочку, а может, и на пятерочку, главное – делать, действовать. То же самое с заданиями, например, с вебинаров. Я не всегда успевала делать всё к заданной дате, но я всё равно это делала чуть позже или делала как-то как получалось, не старалась найти какое-то идеальное время. Иногда делала на коленке между какими-то встречами, в телефоне или ещё где-то, но себя не чморила за это, просто помнила, что моё самое главное намерение – это действовать, а не действовать идеально.

Девятый пункт. Он меня как-то очень сильно эмоционально зацепил, не знаю, откликнется это вам, или нет. Когда я впервые пришла на обычные группы, я услышала, как люди представляются. Люди представлялись по-разному. Кто-то говорил, что он выздоравливающий от чего-то там, а кто-то называл себя переедающим, например, или ещё какие-то проявления. И это мне так резануло слух, для меня было как-то странно – почему кто-то выздоравливающий, а кто-то как будто бы нет, как это вообще определяется. Я просто напрямую спросила у ведущего: как понять – ты уже выздоравливающий или нет? И мне тогда сказали ответ, что никаких чётких критериев нет, кроме того, что ты уже находишься в Программе и ты уже предпринимаешь какие-то действия для своего выздоровления. Если ты это делаешь, значит ты уже выздоравливающий. Я, в принципе, с первого дня начала называть себя выздоравливающей, и мне это очень помогло. Мне кажется, что даже в самом этом названии гораздо больше какого-то позитива, намерения, контекста, того, что ты настроен на выздоровление. Ты не настроен на тот процесс, в котором ты сейчас, возможно, находишься, и он является болезнью, проявляется как болезнь, а та себя настраиваешь на то, что ты уже в процессе выздоровления, а не в процессе самой болезни. Мне кажется важной эта маленькая, но, может быть, значимая для кого-то штука.

И последний, наверное, пункт, после которого можем перейти к следующим частям, это то, что мне помогло в процессе программы. Я признала и узнала, что у меня нарушенный образ тела. То есть, при одних и тех же параметрах, в один и тот же день я могу иногда чувствовать себя легкой, грациозной и стройной ланью, а потом в тот же самый день чувствовать себя тяжелой, какой-то грузной и толстой. Раньше я поддавалась этим мыслям, реально вовлекалась в это и начинала переживать из-за того, что я какая-то толстая, что-то не так, начинался какой-то дискомфорт и из-за этого чувство вины. Я переедала в итоге. А в Программе я поняла, что это часть болезнь, такая не очень приятная штука, но вот она есть. И на эти мысли я постаралась не обращать внимания. То есть, когда я замечаю, что я просыпаюсь, например, и, проходя мимо зеркала, чувствую себя какой-то жирной, я сразу для себя замечаю – ага, это голос болезни, всё понятно. У меня нарушенный образ восприятия своего тела, поэтому это вот так. Сейчас мой мозг меня водит за нос и пытается мне навязать такую штуку, потому что это привычный образ поведения и мышления. Хрен с ним, я не буду на это обращать внимание, я буду просто есть как ела, тренироваться как тренировалась, ходить как ходила, носить ту же самую одежду. Это просто мой мозг сейчас со мной так играет. И, как правило, после такого небольшого внутреннего диалога с собой через пару часов в тот же день я уже чувствую себя нормально, как будто бы моё тело изменилось. На самом деле ничего нет, все изменения вот тут.

Вспомнила ещё один пункт, последний. Про то, что мне помогло, какие убеждения. Я вообще в течение Программы старалась замечать вот эти голоса болезни, они, наверное, у всех какие-то свои, разные. Пока мы проходили Программу, мы и обсуждали и что-то полезное для себя вычленяли. Я заметила мои голоса болезни. Один из них, например, это тот, который не понимает, какого я размера и что-то там мне нашёптывает про то, что я сейчас очень крупная и толстая. Мой общий подход, наверное, в том, чтобы замечать и маркировать их – что это голос болезни, и его задача сейчас – меня закрутить в чувство вины, в чувство стыда, чтобы я испугалась, расстроилась, начала переживать, начала беспокоиться о том, что мне съесть и как мне подвигаться, и как прикрыть вообще своё тело. Я думаю – ну нет, хрен тебе, я не буду поддаваться этому голосу, моя самая главная задача – это пребывать в другом настроении и не вовлекаться в эти мысли. И это мне помогает до сих пор. То есть, голоса появляются, но я на них реагирую уже по-другому. Кстати, за время Программы у меня изменились отношения с едой, я не рассказала про свои результаты, но сейчас расскажу. Я перестала так сильно бояться продуктов. Не могу сказать сейчас, насколько они у меня здоровые, я в процессе своего выздоровления, но однозначно могу сказать, что есть огромный прогресс, отношения с едой стали лучше. Я не помню, когда у меня были в последний раз какие-то такие переедания, чтобы у меня болел живот, или чтобы я себя чувствовала виноватой после еды – такого давно не было. Эпизоды какой-то ночной еды у меня случались несколько раз в течение этого года, но моя огромная радость в том, что я на них реагировала совсем по-другому. Я реагировала на них с сочувствием к себе и с поддержкой. Я понимала – кажется, я сейчас в каком-то сильном стрессе, и моё тело мне выдаёт такую реакцию. Я себя не винила, не стыдилась, не переживала, а просто принимала, что это вот так, и значит, нужно сегодня себя как-то дополнительно поддержать, дать себе отдохнуть, не грузить и ни в коем случае не вовлечься в чувство вины и стыда, потому что тогда всё закрутится в такую карусель. Этот цикл порочный нужно разрывать через принятие, любовь к себе, открытость, отсутствие изоляции, через то, что я проявляюсь как-то в сообществе, с другими людьми, как бы подсвечиваю все эти части фонариком, и от этого они слабеют и уходят на второй план.

9 КОММЕНТАРИИ

Comments are closed.