Выход после срыва: как срыв превратился в чудо — Наталья (Коламбус, США

0
174

В Содружество «Анонимные Переедающие» (АП) я пришла 8 лет назад. Моей основной проблемой была булимия. Я очень долго мучилась от этой болезни, и у меня даже была попытка самоубийства из-за нее.

Мое освобождение (или Первый Шаг) в Программе 12 шагов «Анонимных Переедающих» произошло, когда я сдалась Плану Питания (ПП) и начала взвешивать и измерять еду. Другими словами, следуя Плану Питания, у меня произошел Первый Шаг —  когда у меня появилась ГОТОВНОСТЬ  делать то, что мне говорят, таким образом, передавая еду Богу.

5 лет я четко следовала Плану Питания и выполняла программу не на 100%, а на 500%. Я сама по себе —  перфекционист , и просто жила программой. У меня были различные служения: я ездила во Францию, где представляла российскую интергруппу (ИГ), развивала группы в Москве и в Скайпе, занималась переводами и печатью литературы для Содружества «Анонимных Переедающих». В общем, везде была “Я” —  “Я”, “Я”…

Я это все делала, потому что мне хотелось, чтобы Содружество АП развивалось и чтобы новички приходили в сообщество. Но мне кажется, что люди немного меня побаивались, так как меня было очень много в сообществе —  по крайней мере, в Московском. На тот момент я этого не понимала.

И так, я выполняла программу на 500%. Жизнь у меня начала налаживаться, стали происходить чудеса. Со своим ПП я ездила в Америку, путешествовала. У меня с ним не возникало проблем. Бог всегда мне давал возможность найти необходимые продукты, найти способ, чтобы взвешивать еду. Если было путешествие на автомобиле, то я уже научилась подготавливать продукты и, если надо, то что-то замораживать. Не было особых проблем и в жизни. Мне чудом упала с неба замечательная работа, которой я до сих пор наслаждаюсь уже даже здесь, в Штатах. В Штаты я тоже переехала чудом, хотя очень всегда мечтала об этом, прям все мечты мои исполнились в выздоровлении.

Как-то так вышло, что после 5-летнего такого строгого Воздержания, у меня произошел Срыв. До этого у меняуже  был небольшой срыв. Тогда нарушились отношения со Спонсором, и я стала себе потихоньку что-то позволять, и в итоге объелась очень сильно, до сильного опьянения. Но я сразу же вернулась в План Питания  после этого. Прожила это как ошибку, наладила отношения со спонсором и  вернулась на группы.

И тут на 5ти годах четкого выздоровления у меня происходит ситуация. В выздоровлении у меня ничего не изменилось. Все также делаю программу на 500%, следую Плану Питаничу меня . Но у меня происходит срыв. Он произошел на почве, что у меня начались развиваться мигрени. Они были до такой степени сильны, что у меня появилась тяга на сладкое и кофеин. Это было единственным, что спасало меня от мигреней. И в один момент я не выдержала. Тяга была настолько сильной, что это было просто сильнее меня. И как только я выпивала напиток или съедала запрещенную еду, то чувствовала опьянение и тут же объедалась, а потом вызывала рвоту. Так продолжалось целый год.

И когда я приходила на группу, то слышала тоже, что я и так сама давно знала и тоже могла всем рассказать. Там мне говорили, что взвешивать и измерять Триггеры —  это вопрос жизни и смерти. Но я- то это знала, ведь тоже это делала все 5 лет.

Каждый день я пыталась вернуться к Плану Питания. Как только к нему возвращалась, то сразу появлялись мигрени и такая тяга, что я ничего не могла с этим сделать. Это был длительный путь — длиною целый год.

Я поехала к спонсору во Флориду и прожила там у нее месяц. Мы с ней пытались отрегулировать мой План Питания. Меня отправили к диетологу, хотя хотели отправить в психиатрическую больницу, т.к. снова вернулись суицидальные мысли. Диетолог сказал, что у пищевых зависимых людей, как у меня, при сильной мозговой деятельности иногда помогает съедать фрукт в каждый прием пищи. Но так как я сама не могла отрегулировать свой План Питания, я полетела к спонсору и провела с ней месяц. Под руководством спонсора мы отрегулировали План Питания, добавили фрукт. За месяц проживания у нее я вышла в более-менее адекватное состояние, но у меня пополз вес.

Был еще один момент. Мне всегда добавляли белок или фрукт, от которых у меня всегда начинал расти вес. И моя голова с этим не справлялась. Я как булимичка просто не могла пережить лишние 2 кг.

Когда я вернулась от спонсора, у меня опять появились головные боли. Мне надо было учиться, был шок, что новая страна. Я опять не выдержала. Начала пить кофе и употреблять сладкое, чтобы хоть как-то пережить эти мигрени.

И вот так я ходила в туалет каждый вечер, чтобы вызвать рвоту, и держала Бога за руку. Я иду в туалет и знаю, что Бог рядом. Я знала, что то, что со мной происходит, это не я. Ведь я все также продолжаю ходить на группы и слышу ту информацию на группе, которую и так давно сама знаю. Но мне эта информация никак уже не помогала. При этом я знала, что это воля Бога. И это он дает для меня такое испытание. И каждый вечер я иду в туалет, беру его за руку, реву и спрашиваю: “Что же это такое со мной происходит?”

Когда уже мигрени усилились до такой степени, что я валялась на полу от боли, то я попросила своего молодого человека взять молоток и просто меня добить. Думала, что из срыва я просто не выйду. Я пробовала HOW, параллельное сообщество. Но они мне все говорили одно и тоже, что я и так делала. И я чувствовала, что это было все не то.

Когда я вернулась в Россию, то сразу же в первую ночь попала в больницу с аппендицитом, где мне сделали операцию. Сразу после операции из-за того, что я была на обезболивающих, мне стало легче с головными болями, но при этом было желание умереть, так как не чувствовала, что выход есть.

Позвонила одной девушке в Москве. Знала, что она начала выздоравливать и у нее План Питания был похож на мой, но немного отличался по количеству сложных углеводов, круп. Я попросила, чтобы она стала моим спонсором. Она согласилась и начала давать мне План Питания. Я лежала в больнице  с аппендицитом, и в первый день после операции мне нельзя было ни есть,ни пить. На вторые сутки мне можно было пить только воду, а на третьи сутки разрешили вводить жидкие продукты. Я ей сказала, что в больнице смогу начать есть через 3 дня. Спонсор ответила, что План Питания для нее вопрос жизни и смерти и что либо я начинаю следовать Плану сейчас, либо у меня нет готовности. И тут я поняла, что 5 лет назад была такой же. Если бы вы мне 5 лет назад позвонили с аппендицитом, то я бы тоже сказала, что либо ты ешь еду по Плану Питания, либо я тебя не спонсирую, так как нет готовности следовать тому, чему следую я. И так я попрощалась с этим спонсором.

Закончив молиться в слезах, я сказала Богу, что все испробовала, и есть только один выход, который отрицала все это время. Существует одна рекомендация, что можно передавать еду другому, но этой рекомендации я никогда не следовала. На эту тему написана целая книга. Я это всегда отрицала и считала, что такого не может быть. Ведь я полагала, что если сейчас еду передать моей маме, то она начнет мне готовить запрещенную еду и давать конфеты, что является триггером для меня. Но это было  единственным, что оставалось на тот момент.

У меня снова произошел Первый Шаг, и тогда я сказала Богу, что хорошо, я это попробую. Но как это попробовать, я не знала. Тогда я просто помолилась и попросила докторов, чтобы они давали мне еду. Я сказала, чтобы всю неделю они мне готовили ту еду, которую посчитают нужной, и я буду все это есть.

Страхи были сильные,, и вначале было опьянение от сахара. Я понимала, что за 5 лет, пока я не ела сахар, это нормально испытывать опьянение.

Когда я вышла из больницы, то мне стало снова страшно. Больница была безопасным местом. Мне так нравилось, что приносили еду и я ела.

Тогда я попросила маму, чтобы она готовила для меня еду. Другого выхода просто не оставалось. И так она стала меня кормить. Я заметила, что ту еду, которую давала мне мама, была похожа на ту, которую готовили в больнице. Оказывается, мои страхи были иллюзорными.

До отъезда в Америку я попросила маму научить меня накладывать еду самой. Она готовила, а я накладывала еду сама. Вот я, например, столько супа наложила, а мне мама говорит: “Нет, Наташа! Для нормального человека нужно еще пол половника положить.”

Когда я приехала в Америку, у меня оставались еще страхи. Мне помогал мой молодой человек. Когда изменялся режим дня, то он советовал, мне куда можно передвинуть обед, а куда перекус. Я так  и делала.

На сегодня у меня 3 года, после того как со мной произошло это чудо!

У меня нет триггеров. Я не взвешиваю и не измеряю еду. Я чувствую свое тело.

Я научилась понимать, когда мое тело голодное, а когда нет. За 3 года я ни разу не переела и не было срыва. Не было желания переесть. Я могу позволить, конечно, какой-то фастфуд. Но в целом, мое тело просит здоровую еду. У меня присутствует на сегодня кофеин и десерт, просто потому что произошло чудо.

Я понимаю, что мой опыт может быть для людей опасным. Ведь если бы я узнала такое 5 лет назад, то подумала бы, что человек в иллюзии, и я бы 3 дня со спонсором молилась бы и выходила из некомфортного состояния.

Со мной произошло это чудо! Почему оно со мной произошло, я не знаю. Этот срыв, который длился целый год, стал для меня подарком. Да, я делаю Программу по-прежнему. Программа из моей жизни никуда не ушла. Просто для Бога в то время мой срыв был единственной возможностью, чтобы достучаться и подарить мне это чудо.