Недостатки и достоинства – две стороны одной медали.  Работа с чертами характера в программе 12 шагов.

0
176

(Опыт выздоровления, спикерская, работа по 6 шагу, позитивная сторона инвентаризации, любовь к себе, забота о здоровье, поиск спонсора, различие алкоголиков и переедающих, неудачи в борьбе с недостатками, новый взгляд на недостатки, польза от черт характера, которые  я раньше считал дефектами)

С детства я жил в глубоком убеждении, что я очень плохой человек. Мама учительница очень сильно стыдила меня за любые ошибки, и  говорила, что я такой же брехливый, ленивый и безответственный, как и мой отец, а отец говорил, что я как баба, из-за лишнего веса и  недостаточной, на его взгляд твердости характера. Требования в семье были очень противоречивы и непоследовательны, получить по шее и стать объектом насмешки можно было по неожиданному поводу. При этом я был предметом насмешек во дворе и школе. Довольно рано я научился врать, выкручиваться и хитрить, что помогало мне выживать в такой недружелюбной обстановке. При этом в моей семье бытовали убеждения, что честно денег не заработаешь, успеха можно добиться только подлостью и предательством, а со своей добродетельностью можно быть только мучеником и нищим страдальцем за правду. Себя, конечно мои родные считали жертвами этой несправедливости, и гордились своей честностью и, по их мнению, происходящей от нее нищетой. Несмотря на то, что их слова расходились с поступками, стыд и позицию жертвы я впитал в себя с детства на очень глубоком уровне.  Естественно моя самооценка была ниже плинтуса, я часто воровал дома еду и деньги для переедания, а также для того чтоб покупать угощением авторитет среди других детей. Если у меня возникали проблемы, я знал что лучше их решать самому, и делать вид что все нормально, иначе будет только еще хуже. Так сформировались и укрепились мои недостатки – нечестность, лицемерие, скрытность, упование на себя, гордыня, недоверие людям, затаивание обид, постоянная тревога и попытки все контролировать.

До прихода в программу я уже знал, что я ужасный, слабохарактерный, никчемный человек. Походы в церковь укрепили ощущение моей греховности и  порочности. Первая неудачная попытка выздороветь от переедания при помощи соблюдения строгого плана питания и разделения продукты на «чистые» и «нечистые» провалилась. К изначальному ощущению себя нехорошим прибавилось то, что еда и сам естественный процесс удовольствия от еды стали для меня выглядеть чем то греховным, нечистым. У меня появились запретные продукты, и периодические срывы на их употребление загнали мою самооценку еще ниже. В той версии программы, с которой я начинал выздоровление тоже тема греховности и поиска в себе недостатков, процветала очень сильно, и я, видя свой эгоизм, нечестность, корысть и страх, пытаясь избавиться от них, все больше и больше окунался в самоотверженную помощь другим людям, служения. От этого переутомлялся, становился раздражительным, унывал, срывался на переедания, а потом еще больше винил себя за это. Мне казалось, что я не нужен Богу таким, с этими недостатками, к тому же толстый и срывавшийся на еду. В диетическом сообществе, которым была группа, которую я посещал, уважение  и принятие  можно было получить, только хорошо соблюдая диету и успешно скидывая вес, а у меня с этим возникли проблемы, я стеснялся неудач и перестал ходить на группы.

В итоге первого прохождения шагов я стал более удобен и хорош для окружающих, перестал врать на каждом шагу, даже неплохо похудел, несмотря на срывы, но вот счастливым и свободным я себя не почувствовал. Конечно, имело место поверхностное прохождения шагов. Также был неверный мотив – мне хотелось в первую очередь похудеть, а не излечиться от РПП. А также из-за того что мне не полностью подошло направление выздоровления, воспринятое от алкоголиков, в котором утверждалось, что все мои трудности это эгоизм, а выход из всего это помощь другим. В инвентаризации я искал только недостатки, но для меня, как для переедающего, это оказалось не вполне эффективным. Я не был честным сам с собой и сам себя не уважал, хоть и перестал врать окружающим и стал намного благодетельное. Совершенно непроработанным у меня после первого раза остался сексуальный вопрос, а именно эта сфера очень связана с перееданием и срывами. Отвержение своего тела толкало в омут строгой диеты и чрезмерных физнагрузок, а от этого неизбежно шли срывы на переедание. Я рассказал первому спонсору в 5 шаге все свои, как тогда я думал недостатки, большой груз упал с плечей, но никакого принятия себя не возникло, потому что я также продолжал все связанное с проявлением моей сексуальности, считать грязным и порочным. Естественно, что такие внешние изменения к лучшему, как в теле, так и в характере не были основаны на коренном внутреннем изменении, а были результатом самодисциплины и старания быть хорошим.  А на силе воли долго не продержишься, неизбежно наступило выгорание, охлаждение к программе, прекращение работы в группе, депрессия и новая череда зажоров.

К моменту, когда я  второй раз вернулся в программу после срыва, я считал себя вообще ужасным человеком. Снова возникло старое ощущение, если кто то узнает о том, какой я на самом деле, ничего кроме насмешек и отвержения я не услышу. Но все же у меня хватило ума не повторять все то же самое, ожидая другого результата, а заняться поиском спонсора с другим отношением, и таковой был найден в параллельном сообществе, не алкоголиков и не обжор, а других зависимых. От него я начал постоянно слышать в ответ на свои попытки заняться самокритикой, что я нужен богу такой как есть. Откуда ты знаешь, что это плохо? Спрашивал он у меня каждый раз когда я по старой привычке делая 10 шаг начинал рассказывать какая я эгоистичная скотина. Мои шаблоны морали рушились, наставник учил отложить старые штампы и больше заботиться о себе. Также это было первым в жизни опытом того, что можно быть честным и принятым. Теперь мне не нужно худеть,  чтоб меня принимали таким как есть, независимо от того что я кушаю. Также было хорошо, что тот спонсор никогда не был толстым и ничего не понимал в диетах, всегда на мои жалобы, что я что то съел,  говорил, «а что тут такого, кушай на здоровье». Как не странно именно в тот период у меня отпала потребность напихиваться так называемыми триггерами, одного десерта в неделю мне хватало и вес, хоть и медленнее чем на прошлой диете, но без срывов начал уходить вниз. Это до сих пор для меня удивительно, нет запрета и стыда – нет тяги. Строгая диета уже не работала, потому что к тому времени я стал профессиональным диетчиком и кому угодно мог расписать план питания, только сам его соблюдать уже не мог, мои мысли все время крутились вокруг темы что можно, а что нельзя. Параллельно я лечился у психотерапевта, и тоже получал там новый для меня опыт принятия и уважения, таким как я есть, независимо от веса и питания. Также обращение к профессионалу помогло проработать сексуальные вопросы и избавиться от постоянного груза греховности. Также от того спонсора я узнал о том, что в инвентаризации важно не только найти недостатки, но и сильные стороны, что не обязательно верить в бога в религиозном понимании этого слова, а значит не во всем я обязан следовать общепринятой в религии и навязанной в нашем обществе морали. За этот период в мое сознание получилось внедрить идею, что я не знаю что хорошо и что плохо. Что то, что я считаю недостатком, может и не недостаток. Что это моя воля, а не воля божья, чтоб судить и оценивать. Я начал смотреть на жизнь, других и себя не с позиции судьи и эксперта, а с позиции ученика.

Новый этап выздоровления начался после того как я похудел и понял что никакого счастья в худобе нет. Все ми надежды на изменения в жизни после избавления от жира рухнули, я не стал красавцем, не получил успех и популярность, моя самооценка не выросла, я продолжал комплексовать и стыдиться. Стыд за пузо сменился стыдом за растяжки и тревогой  растолстеть опять.  Тогда я вернулся в АП, которое сменило не только название за эти годы, но и появилось новое понимание воздержания. Я с радостью принял эти изменения и начал проходить шаги заново по литературе АП, также нашел еще больше поддержки и принятия от спонсора. Спонсора искал долго, несколько месяцев я только слушал людей, первые попытки были неудачны, так как наставники сразу ставили условия насчет еды и рассказывали, не зная вообще меня и моих проблем, что можно кушать, а что нет. На этом этапе моя тревога и тяга переедать усилилась и я засомневался, может ли мне быть полезно АП в дальнейшем выздоровлении, но вскоре нашелся спонсор, который не делал упор на диеты, а на духовную работу над собой, применяя литературу АП.  Этот наставник  еще больше говорил о том, что нужно заботиться о себе, не переутомляться в программе, не стесняться отказывать в помощи. Если нет сил или времени на служение, то можно и нужно на первое место ставить свое здоровье. А поскольку оно у меня сильно подпорчено за годы переедания, то требует немалых вложений времени и средств. Такого спонсора мне удалось найти не быстро. Уже имея опыт работы с разными спонсорами, я слушал высказывания на группах и обращал внимания на тех людей, которые говорили о трудностях, сомнениях, о поиске своего способа делания шагов. Ключевой фразой для меня было рассуждение о различии программ алкоголиков и  переедающих. Тогда еще я не понял в чем, но сама мысль, что это различие есть и недостаточно просто повторять программу за алкоголиками, очень мне отозвалась своей простотой и новизной. У меня появилась надежда, что пройдя заново шаги и изучив подробно литературу АП  вместе с этим человеком, я получу столь важный для меня новый духовный опыт и мое отношение к себе улучшиться.

В этом очередном круге шагов много было кардинально нового.

Во первых спонсор сказал, что будем делать шаги медленно, подробно и никуда не спешить, читать вместе литературу по абзацам и писать много сочинений на темы, которые описаны в литературе. До этого все прежние спонсоры старались пройти шаги побыстрее, тогда это было полезно. Когда я был новичком, быстрое прохождение шагов со спонсорами и на семинарах у алкоголиков дало мне духовное пробуждение и общее понятие программы, теперь требовалось более глубокое, медленное изучение и постепенное осознавание.

Во вторых мы делали 4 и 5 шаг одновременно, встречаясь три раза в неделю и обсуждая каждый раз по две ситуации из моей жизни, разбирая какая обида и какие страхи лежали в их основе. Сразу же мы разбирали и недостатки, как бы одновременно делая 6 и 7 шаг. Когда мы подошли к заданиям 6 и 7 шага, мне было легко и даже немного скучновато их расписывать, потому что вся информация по недостаткам уже была в моих тетрадках и эти вопросы устно не однократно обсуждались в процессе сдачи пятого шага. Пятый шаг занял несколько месяцев, ушло несколько толстых тетрадей.

В третьих я узнал много нового из литературы и от спонсора по поводу самих недостатков. Приведу примеры этих новых понятий.

  • Я нужен Богу таким как я есть с моими недостатками.
  • Я благодарен своим, так называемым дефектам за то, что они мне помогли выжить в дисфункциональной семье, и в обществе, в котором я был объектом травли. Я научился врать, хитрить и лицемерить, но не убил себя, не убил тех кто меня травил, не стал бомжом или наркоманом, и не попал в психушку.
  • Важно не просто увидеть недостатки, но и захотеть от них избавиться, а вернее трансформировать их в таланты. Для этого нужно во всех красках увидеть, что они делают со мной. Заметь не только вред от них, но и пользу. Если бы не было некоего положительного эффекта от недостатков, то я бы за них так долго не держался.
  • Увидеть как мои недостатки помогали мне приносить пользу другим людям и понять, готов ли я если избавлюсь от недостатков, продолжать быть полезным и вносить вклад в общее дело. Например, страсть к тщеславию подталкивала меня выступать на группах, работать с новичками, готов ли я делать все это так же старательно, если никакого тщеславия не будет? Это как раз важная разделительная черта в решении 6 шага, действительно ли я готов чтоб бог избавил меня от недостатков или я только говорю что готов.
  • Мои таланты – продолжение недостатков. Это два полюса одной медали. Если я буду просто бороться с недостатками и искоренять их волевым способом, то лишу себя не только их но и хороших качеств, которые мне нужны, чтоб развиваться и быть полезным.
  • Просить об избавлении от недостатков нужно смиренно, то есть быть готовым также и к тому, что они не исчезнут сразу, а может и никогда, как бог даст, и как мне будет лучше.
  • Принцип программы «мы ни с кем и ни с чем не боремся» относится не только к еде, но и к недостаткам. Бороться с ними не только бесполезно, но и вредно, нужно просто наблюдать за ними и препоручать богу, и направлять свои мысли и действия к новым формам поведения. Никакого насилия над собой и никаких волевых решений. Чем сильнее тянем пружину, тем больше будет откат.

 

Раньше я считал 6 шаг малозначительным и делающимся быстро и без особых усилий, сейчас понимаю, насколько это глубокий и мудрый шаг, который предстоит делать всю оставшуюся жизнь, чтоб духовное развитие не останавливалось, думаю, это принесет еще много занимательных открытий.

Что изменилось в целом за последнее время в отношении углубления понимания программы выздоровления? Вначале я трудился как одержимый над программой, потому что боялся умереть от диабета, затем стыд за тело и страх сорваться меня заставляют предпринимать новые усилия, и снова шагать в программе. Теперь я заметил, что в выздоровлении прибавился новый мотив. У меня появился искренний интерес к себе, своей жизни, своей душе. Это целый сложный мир, и делать это не в одиночку, а вместе с единомышленниками очень увлекательно.  Кроме программы, мне хочется изучать другие науки, которые помогают познавать себя и развиваться — психологию, медицину, религию, древние духовнотелесные практики, не скажу какие, в АП можно говорить только о программе, не пропагандируя никаких других сообществ, каждый пройдя шаги, найдет то, что ему подходит для дальнейшего самообразования.

Не всегда это приносит удовольствие и пользу, бывают ошибки и увлечения ложными идеями, поэтому ко всему подхожу аккуратно и вдумчиво, в чем-то постигает разочарование, но азарт к познанию и предвкушение новых открытий, думаю, уже ничто не остановит.

Программа 12 шагов АП содержит в себе огромный опыт множества людей, которые нашли выход из безудержного обжорства и обрели здравомыслие с едой. Эти пути различны поскольку все люди разные. Если в вашем городе нет группы Анонимных Переедающих, подключайтесь к собраниям в Скайпе, там можно в конце собрания задать любые вопросы и получить ответы. Координаты можно найти на наших сайтах.

 

Иван, выздоравливающий от переедания.